Описание степеней коксартроза

У меня артериальная гипертензия. Принимаю ингибитор АПФ. Но недавно обнаружили доброкачественную гиперплазию предстательной железы. Уролог назначил альфа-адреноблокатор. Сказал, что этот препарат лечит и аденому, и гипертензию. Можно ли одним средством «убить двух зайцев»? Николай Н., Бешенковичи.


Для обсуждения мы пригласили к разговору кардиолога и уролога. Наши собеседники — ведущий научный сотрудник РНПЦ «Кардиология», кандидат мед. наук Мария Ливенцева и заведующий кафедрой урологии и нефрологии БелМАПО, доктор мед. наук, профессор Вячеслав Вощула.

— Мария Михайловна, как же быть гипертонику с аденомой простаты?

— Конечно, и врачу, и пациенту хотелось бы иметь одну пилюлю от всех болезней. Но это нереально. Если говорят, что средство лечит много заболеваний, значит, оно не лечит ни одного! Врач обязан понимать: в данном случае у пациента 2 диагноза, и каждый из них требует назначения «своих» препаратов. Для терапии доброкачественной гиперплазии предстательной железы (ДГПЖ) хорош альфа-адреноблокатор тамсулозин (Омник): в силу своей уроселективности он действует только на рецепторы простаты и мочевого пузыря, не влияя на АД, и потому редко дает побочные сосудистые эффекты (ортостатическая гипотензия, головокружение), более характерные для других альфа-адреноблокаторов.

Для нормализации АД пациенту лучше всего подойдут антигипертензивные препараты из 5 основных групп (диуретики, ингибиторы АПФ, антагонисты кальция, антагонисты к рецепторам ангиотензина II и бета-блокаторы). Сегодня в терапии артериальной гипертензии (АГ) важно не просто нормализовать АД, но снизить риск сердечно-сосудистых катастроф, увеличить продолжительность жизни человека.

Порою у людей бывает неблагоприятный вариант биологических ритмов колебания АД, когда ночью оно снижается не на 10–20%, как должно быть в норме, а намного больше. Альфа-адреноблокаторы, препараты «второго» эшелона антигипертензивной терапии, менее предпочтительны потому, что они еще значительнее углубляют «яму» столь резкого снижения. И утром, при естественном подъеме АД, «выбраться» из нее гораздо сложнее. Именно в ранние часы и происходят сердечно-сосудистые катастрофы. По- этому подчеркну еще раз, что неселективные альфа-адреноблокаторы следует применять очень осторожно и только в комбинированной терапии для усиления эффекта при рефрактерной АГ.

— Вячеслав Иванович, гипертоник с ДГПЖ — это пациент кардиолога или уролога? Можно ли одной таблеткой лечить человека?

— Гипертоник с ДГПЖ нуждается в консультировании и кар- диолога, и уролога. Тактику лечения следует выстраивать исходя из того, насколько опасна для жизни каждая патология. Проблемы с мочеиспусканием, даже при острой задержке мочи, не создают жизнеугрожающей ситуации ни в развитии ни самой болезни, ни ее осложнений. АГ чревата летальным исходом либо изменениями в организме, резко ухудшающими прогноз жизни. Поэтому лидирующая роль в выборе тактики принадлежит кардиологу. Уролог регулирует качество жизни такого больного: подбирает лечение для продуктивного ночного отдыха и комфортного пребывания днем. Резюмирую: «первую скрипку» играет кардиолог.

Можно ли лечить такого пациента одной таблеткой, к примеру, из группы альфа-адреноблокаторов? Эти препараты действительно не только улучшают мочеиспускание, но и влияют на сосуды. Однако они снижают АД столь резко, что вызывают даже ортостатический коллапс. Рекомендация принимать их на ночь не решает проблему. Исследование, изучавшее внутрисердечную гемодинамику при применении ранних представителей этой группы (доксазозин, теразозин, празозин), показало, что во время сна они вызывают эпизоды субэндокардиальной ишемии миокарда. Поэтому для коррекции АД абсолютно недопустимо использовать только альфа-адреноблокатор, назначенный по поводу ДГПЖ. Нельзя грубо внедряться в кардиологическую тактику лечения гипертензии, выработанную годами и основанную на доказательной базе.

— Есть ли у уролога время для опроса, сбора анамнеза?

 — Время для этого у врача должно быть всегда. Сбор анамнеза — это 80% информации при принятии решения, и лишь 20% — на подтверждение выводов врача исследованиями. Уролог обязан знать, какие препараты пациент принимает изо дня в день. Выяснить, есть ли у человека сопутствующие заболевания. И недуги, и лекарства способны повлиять на ритм мочеиспускания, что может быть ошибочно принято за симптомы ДГПЖ.

— Альфа-адреноблокаторы — это «старый друг», который лучше новых двух? Или стиль «ретро»?

— Не бывает «сильных» и «слабых», «старых» и «новых» препаратов. Лекарства есть подходящие и неподходящие. Они должны успешно помогать в лечении болезни. Главное — их эффективность и безопасность.

— Что даст выбор тамсулозина (Омника) при лечении ДГПЖ?

— Вся фармакотерапия направлена не на то, чтобы одной таб- леткой лечить все, а на то, чтобы иметь препарат максимально целенаправленного действия — в нашем случае, обладающего высокой уроселективностью. Препарат должен не влиять на сосуды, другие органы и системы, а только улучшать мочеиспускание. Иначе говоря, избирательно действовать на мочевой пузырь и простату.

Из препаратов группы альфа-адреноблокаторов этим требованиям сегодня наиболее отвечает тамсулозин (Омник). Он имеет высокую тропность к мочевому пузырю и простате и, соответственно, уроселективность. Минимально воздействуя на сосуды, тамсулозин помогает избегать резких перепадов АД, характерных для других препаратов из группы альфа-адреноблокаторов.

Лучше и мягче в этом плане действует Омник ОКАС. Уникальная лекарственная форма ОКАС позволяет активному веществу тамсулозину высвобождаться постепенно и плавно в течение 24 часов. Это обеспечивает его равномерное поступление в кровь. Несмотря на несколько большую стоимость, применение Омника ОКАС предпочтительнее для каждого пациента, так как уберегает от резких скачков давления.

По материалам http://www.medvestnik.by

Источник: http://www.bsmp.by/index.php/press-tsentr/novosti-...